Валенок кроссворд

Родившийся в Камышине, среди поволжских степей, горожанин, неопытный в лесных делах, Алексей не позаботился заблаговременно ни о ночлеге, ни о костре. Письма его стали нервными, мятущимися, полными недомолвок. Письма эти становились все пространнее, все теплее, как будто короткая, юная, прерванная войной любовь становилась для Оли все более и более зрелой. В первый раз письма из родного города, каждое из которых было раньше счастливым событием, надолго согревавшим душу в трудные фронтовые дни, не обрадовали Алексея. Он выхватывал письмо у сестры, выжидал, когда народ в палате засыпал, и читал, потихоньку шепча про себя слова. Нанесите несколько капель на постельное белье или заранее нанесите немного масла на свечи, упакуйте их в целлофановые пакеты и оставьте на пару часов - пропитаться. Должно быть, контузило при падении и с ногами что-то случилось", - подумал Алексей. Краснота перевалила уже подъем и расползалась по щиколоткам. Он сделал только несколько движений и соскользнул, обессиленный и немощный. Несомненно, в сосняке скрывались люди, они наблюдали за ним и о чем-то перешептывались. Эротический костюм зайчика. В бою на Буге он потерял вторую машину, был ранен, пересел на третью и, заменив погибшего командира, принял на себя командование ротой. За этой песней оторвали другую, потом третью. Под вечер прибыла комиссия отдела комплектования ВВС. Но когда очередь дошла до Мересьева и он, прикрепив к педалям управления ремнями свои протезы, поднялся в воздух, он вдруг почувствовал, что конь этот для него, безногого, слишком резв и требует особой осторожности. Он знал, как на фронте берегут письмо, и надеялся, что рано или поздно оно даже с таким странным адресом найдет своего адресата. Не решившись написать правду, боясь убить больную мать, он принужден был теперь обманывать Олю в письмах, запутываясь в этом обмане с каждым днем все больше и больше. Уверенный в себе, он даже не смотрел, как враг ткнется в землю. Это была дружная семья, сплоченная общим большим горем. С большим трудом он перевалился через песчаный бруствер, бессильно скатился с него. Учитывая большую сложность управления истребителем, пессимисты говорили: нет. Черные печальные глаза зверя увидели на ослепительной чешуе наста темные фигуры. - Какой вы молодец! - И сейчас же взялась за пульс. Он видел, как лицо новичка вдруг побледнело и покрылось испариной, когда неловко повернули его бревноподобную ногу, как болезненная гримаса перекосила его побелевшие губы. Он тоже угадывал нарастание событий, чуя приближение гигантских, может быть, решающих боев. Они сильно и терпко пахли солоноватым молодым запахом, и аромат их, врываясь в открытые форточки, перебивал госпитальный дух. Приказано было быть начеку, прочно прикрывать вторые эшелоны подвижных частей, начавшие ночью подтягиваться вслед за прорвавшимися танками. Слова - они что шелуха, а ядрышко в ней хорошее. Но командир, такой всегда придирчивый, преклонявшийся перед уставом, перебил его домашним голосом: - Ну и отлично! Завтра примете эскадрилью взамен. Но когда он прошел, действительно не заметив ее, девушка с обидой, чуть не плача, окликнула его. "Спасибо", ишь ты! Тем временем Леночка заа укутывать Мересьева. "Лови!" - крикнула Оля и, быстро-быстро перебирая крепкими загорелыми ногами, побежала через песчаную отмель на пологий заливной берег и в изумрудную зелень цветущих лугов. -.Не надо, голубчик, что вы, что вы, уберите руку, я знаю, как вам больно шевелиться. Он надевает темный плащ, украшенный блестящими заездами, и колпак из синего картона в звездах и полумесяцах. Потом видим - не управиться: их экипажи, что посмелей, моторы заводить стали. Ух ты, черт полосатый! Летчик тяжело упал на колени перед носилками, обнял лежавшую бессильно голову товарища, заглянул в его голубые страдающие и одновременно лучащиеся счастьем глаза. Значение фразеологизма два сапога пара. Повезет – получат подарок, а не угольки, а не повезет, наоборот, угольки, но без подарка.Участницы выбирают коробки – каждая по две, производят обмен. Разрешите представить вам начальника отдела наблюдения госпожу Наружку.Олень: С составом избирательной комиссии вы уже ознакомлены.Мет: Разрешите еще раз уточнить, какими качествами должна обладать Снегурочка. Он попросил у старушки ведро, тряпку, швабру и с жаром принялся за это исстари презираемое мужчинами дело. Он ловко надел второй протез и едва успел застегнуть ремни, как Мересьев неожиданно сильным, пружинистым движением спрыгнул с койки на пол. Синяя вспышка над его дугой на миг осветила комнату, и каждый из них на мгновение увидел лицо другого. - Нет, нет, быстрее, давайте быстрее, ну! - заторопил Мересьев. Поезд электрички, бойко журча колесами и сердито рявкая сиреной, резво бежал по Подмосковью. Он не нашел ни домика, ни родных, ни Жени, ни самой деревни. Он машет рукой, смеется и вертикально взлетает в небо. Таких, мил-друг, как папа с мамой сработали, тебе уж никто не сделает. Ее писем, написанных круглым ученическим почерком, он ждал нетерпеливо, носил их в кармане и, оставаясь наедине, перечитывал снова и снова. Гневно, с сомкнутыми на лбу темными бровями, с пятнистым румянцем, покрывшим щеки, смотрела она на смущенного, даже испуганного, Стручкова. Он отдал его командиру-интенданту, маленькому и худому, с усталыми глазами. Да, она забыла сообщить: теперь у нее есть кролики-самец, самка и семеро крольчат. Алексей обрадовался майору, как будто он несколько лет не видел его. - Ему честь, за ним самолет из Москвы прислали по распоряжению самого командующего армией, а он - скажи пожалуйста. Так она и ремала, не дождавшись, пока под краном в бидоне остудится изготовленный по всем правилам кисель. Занятый своими мыслями, он раза два пробежался мимо стоявших навытяжку летчиков, потом резко остановился перед ними, вопросительно вскинув сухое, твердое лицо. Заживали они медленно, ноги были все еще в лубках, и, хотя никаких сомнений в его выздоровлении не было, майор не уставал на все лады бранить "окаянные чашечки", причинившие ему столько хлопот. В палате все молча разбрелись по своим местам. Среди строителей он нашел парней и девушек, так же как и он мечтавших о благородной профессии летчика, и трудно поверить, что они действительно своими руками построили в этом существовавшем пока что только на планах городе свой аэроклуб. Воодушевленный участием, Мересьев вскочил и, позабыв, где находится, хотел было опять продемонстрировать, как он пляшет. Сестренка была Нюшка - зимой померла, опухла и померла, и еще маленький помер, так что, выходит, нас трое. Однажды, рассердившись на какого-то завравшегося корреспондента, он тут же написал в редакцию газеты сердитую открытку, доказывая в ней, что на войне таких вещей не бывает, быть не может, прося унять расходившегося враля. Ему хотелось сосредоточиться, отдохнуть от шума и грохота, от всех пестрых впечатлений этого бесконечного дня. Как медик, она знала, что ожоги плохо рубцуются и оставляют глубокие, незаживающие следы. Кое-где сохранились палисадники, плетни, метелки рябин, стоявших когда-то у окошек. У него была теперь килограммовая банка консервов, и он решил есть раз в сутки, в полдень. С помощью веревок и палочек Алексей прикреплял эти колодки к стареньким, подшитым валенкам. Навстречу Мересьеву шел ас из дивизии "Рихтгофен", на машине которого наверняка была изображена в виде самолетных силуэтов не одна воздушная победа. Зашевелились, тревожно зашумели, застонали, заскрипели над головой сосны. Она подобрала губы, сердито хлопнула дверью и уже из коридора, без прежнего заботливого дружелюбия, ворчливо сказала: - Так если вода теплая нужна, кипятите сами на синей керосинке. Чувствуя, что от этой безумной скорости, от резкого снижения сознание уходит, Мересьев несся в пропасть и едва заметил помутневшими, налитыми кровью глазами, что где-то перед самым его винтом "фока" окутался дымным облаком взрыва. И все же, пока натруженное тело отдыхало в дымном тепле, ухо, уже приученное к звериной осторожности, ловило каждый звук.

- Я в Кремль, - бросил он майору, взглянув на часы. Однако когда ласково пригревало солнце, когда все кругом - и жухлый крупинчатый снег, и стволы сосен, и самая хвоя - лоснилось и сверкало, это уже не казалось большой бедой. Алексей сам видел, как однажды звено истребителей под командой его приятеля Героя Советского Союза Андрея Дегтяренко привело и посадило на свой аэродром немца-разведчика. Вся палата безмолвно наблюдала за Алексеем. Спать же днем он не смог, хотя и пролежал с закрытыми глазами часа полтора. Чувство дикой, необузданной радости поднялось в нем. На третий день гостеванья Алексея у деда Михайлы старик утром решительно сказал ему: - Обовшивел ты, Алеха, - беда: что жук навозный. Он повертывал простреленную ногу, и острая боль приводила его в себя. Спортивные костюмы для дочки и мамы одинаковые. Цепляясь за перила, шатаясь, со стоном сходил он со ступенек крыльца, бросался в мокрую, росистую траву и, прижавшись всем телом к влажной, еще державшей дневное тепло земле, плакал от жгучей боли в натруженных, стянутых ремнями ногах. - Вы извините, я на казарменном положении: из госпиталя хожу прямо в институт, а сюда так, наведываюсь, - сказала Анюта, краснея, и поспешно вместе со скатертью стянула со стола всяческий мусор. Думаем, дальше расписывать сценарий не имеет смысла.Режиссерский ход. Сорока, чистившая на ветке ольховника черный острый клюв, вдруг повернула голову набок, прислушалась, присела, готовая сорваться и улететь. Один привязал к оглоблям корыто и в корыте едет.

Материал для валенок - 4 буквы …

. Он-то и будет выполнять теперь роль ее спутника на протяжении всего праздника. Тяжелые танцевальные упражнения уже давали свои результаты: Алексей все меньше и меньше ощущал сковывающее действие протезов. Второй месяц уже находился танкист на грани жизни и смерти, без надежды поправиться, ничем не интересуясь и иной раз не произнеся за сутки ни одного слова. Не было ни времени, ни места, чтобы развернуться. Все мужчины втайне мечтают о е под "аккомпанемент" льющейся из душа воды.. "Буду, все буду, обязательно буду", - думал он. Трудность заключалась для него теперь в том, что управлять, и при этом ловко, маневренно управлять, приходилось не живыми, эластичными, подвижными ногами, а кожаным приспособлением, прилаженным к голени с помощью ремней..а когда вы останетесь в стиле "ню", пусть на вашей шее "случайно" окажется длинное жемчужное ожерелье. Наоборот, великие бедствия войны еще больше сплотили людей. Они ездили, должно быть, из какого-то госпитального дома для выздоравливающих на здешний базар. Стручкова всерьез предупредили, чтобы он бросил свою недостойную игру. Даже воздушные тревоги не нарушали точности этого человека. Он улыбнулся, вздохнул и своим обычным добрым, чуть насмешливым тоном продолжал: - Слушайте-ка, умница, историю. Или, что было бы хуже всего, побеседует с ним из вежливости часок-другой, а потом скажет что-нибудь такое официальное, холодное - и до свиданья. Девушка сначала возмутилась, потом испугалась. И столько горечи и боли, ненависти и силы было в его словах, что всякий раз, когда я беру с полки "Повесть о настоящем человеке", я думаю об удивительной любви писателя к людям, ради счастья которых и была написана эта книга. Дегтяренко и дед, шагая в ногу, тащили носилки, а сбоку, по целине, бежала Леночка, то подтыкая одеяло, то закутывая голову Алексея своим шарфом. Он теперь старшина и командует взводом противотанковых ружей. Клистирки, шприцы проклятые! У Алексея похолодело под ложечкой, но он вошел в комнату бодрым шагом, веселый, улыбающийся. Сначала Петрову показалось, что это девочка-подросток. Не зная даже ее имени, он так и адресовал: ППС, такая-то метеостанция, для "метеорологического сержанта". Расстелив на траве чистую салфетку, прижав ее по углам камешками, она раскладывала на ней содержимое узелка. И еще в одном месте вскоре горячо обсудили появление "царских" протезов в сорок второй палате - на третьем курсе Первого московского медицинского института. Мальчишки носились как черти, гонялись друг за другом на коньках, прыгали и танцевали. Когда он волновался или возвращался распаренный из водолечебницы, рубцы эти безобразили его совершенно, и, посмотрев на себя в зеркало в такую минуту, Гвоздев готов был плакать. Лица его из-за бинтов не было видно, но он согласно покачивал головой. Посередине мясистой глыбой возвышался военврач первого ранга Мировольский. Уж мы и сами как-нибудь, уж мы земельку непокрытой не оставим. И пошел, считая шаги и устанавливая себе новые нормы передвижения. Вместе со стариком осторожно уложили они спеленатого Алексея на носилки. - Ну, и в добрый час, в добрый час, - забормотал старый мастер. Алеша, дорогой, вы меня извините, что я вас так называю, я вас тоже знаю и очень волнуюсь, где он, почему так внезапно. На другого Мересьев наверняка обиделся бы, может быть, даже, вспылив, нагрубил бы ему. Пусть не обидятся они на меня, если узнают себя в этом повествовании. Очевидно, когда удар самолета по верхушкам сосен выбросил его из кабины, ступни что-то прищемило и раздробило мелкие кости плюсны и пальцев. Однажды, находясь в обычном состоянии равнодушного оцепенения, Алексей услышал комиссарский бас: - Леша, глянь: тут о тебе написано. По-видимому, не хотели преждевременно раскрывать его расположение. Тут же, у стола, тоже вечно занятая каким-нибудь делом, ловкая и молчаливая, трудилась по вечерам сноха деда Михайлы. Хоть сейчас! Открыть колпак, вираж, ручку от себя, рывок - и все. Но дерзкая, фанатическая мечта безногого их увлекла. "За чем пойдешь, то и найдешь" - написано было на ней. Вырабатывая новые навыки, приходится все время этот импульс преодолевать. Белые колонны голых еще берез, вершины которых походили на сизые, застывшие в воздухе дымы, соседствовали с золотыми стволами сосен, а между ними то тут, то там виднелись темные треугольники елей.

Читать онлайн - Печерский Николай. Красный вагон.

. - Принесла вот, не побрезгуйте, кушайте на здоровье. Прислушался, верно, про меня, передают о том, что со мной было. И, наконец, ставить ступни не параллельно, а под углом, носками врозь, что придает при передвижении большую устойчивость. Алексей продолжал машинально двигаться вперед. Вспомнил он, что когда-то, еще в аэроклубе, он слышал от инструктора, старого летчика времен гражданской войны, что один коротконогий пилот привязывал к педалям колодочки. Они пролетели над передовой, дали полукруг над вражеским тылом, опять перемахнули линию боя. Очнулся он уже в палате, и первое, что он увидел, было заботливое лицо Клавдии Михайловны. И улыбка его в этот момент была не загадочная, как всегда, а теплая, грустная. Алексей с детства любил эту пору, и даже теперь, волоча по лужам свои больные ноги в мокрых, раскисших унтах, голодный, теряющий сознание от боли и усталости, проклиная лужи, вязкий снег и раннюю грязь, он все же жадно вдыхал хмельной влажный аромат. Викторины очень интересные и достаточно популярные, мы же просто помогаем вам проверить свои знания

Комментарии

Новинки